Почему, как врач, не буду рекомендовать прививать детей от короны.

Доктор Эфрат Шор, педиатр и мать четырех дочерей, выражает свои мысли и эмоции по поводу программы инокуляции ГМО средствами в личном письме премьер-министру Нетаньяху, опубликованном в Haaretz.

Интересно как слепая вера доктора Шор в вакцины, рекомендации минздрава и науки, которые еще год она навязывались каждому, кто попадал в ее педиатрический офис, теперь вызывают в ней ужас. И это дополнительная причина, в добавок к основной теме публикации, почему мы решили опубликовать перевод письма доктора Шор.     

 06.12.2020

Текст письма.

Премьер-министр,

Я не клерк и не дебил. Я женщина, мать и врач тысяч детей в Бейт-Шемеш. Каждая мама и папа, с которыми мы знакомы знают, что я думаю о обычных вакцинах.  Отказывающиеся родители и прокрастинаторы получают от меня научный и аргументированный мотивационный звонок на каждой встрече, даже если они приходили лечить вросший ноготь на правой ноге одного из детей. Спросите их.

Я одержима. Я супер въедливая. Я спорю и привожу данные, а при необходимости пугаю их ужасными историями о больных корью, коклюшем и менингитом со времен реанимации в больнице Шаарей Цедек в Иерусалиме.

И в конце всегда появляется изюминка: вакцина – это лекарство, спасающее жизнь. Этот препарат изучен больше, чем любой другой препарат в мире. В противном случае я бы не стала оттаптывать ноги до крови примерно 30 раз, чтобы сделать прививки своим четырем дочерям.

Перед тем, как вакцина будет введена в рутинную вакцинацию, она проходит клинические испытания в процессе, которые включают в себя множество нормативных шагов, направленных на обеспечение ее безопасности и эффективности на протяжении многих лет.

И даже тогда, иногда случаются сбои, в 1977 году, например, введение тройной вакцины из партии брака привело к тому, что ряд детей остались слепыми, глухими и навсегда остались инвалидами. Правда, я отвечаю недоброжелателям вакцины, как и любого другого препарата, они могут иметь побочные эффекты: боль в месте укола или жар. Более серьезные побочные эффекты очень редки.

Если я знаю, что польза превышает потенциальный вред – рекомендую, а если я не знаю – не буду рекомендовать и не буду вакцинироваться и не буду вакцинировать своих четырех дочерей.

Самое важное для меня правило медицины: Прежде всего, не навреди. Это означает, что мне, как врачу, надлежит взвесить пользу и возможный вред любого лечения для любого мальчика или девочки. Чтобы принять обоснованное решение, прежде чем рекомендовать или не рекомендовать вакцину от короны, необходимо проверить следующее:

Сколько детей умерло в стране от Короны?

Сколько детей реанимировали из-за коронавируса?

Сколько детей остались инвалидами из-за Короны?

Немного?

Ноль! Ноль детей!

А с другой стороны – какой возможный вред от такой вакцины?

Вау не знаю.

На скольких детях была протестирована эта вакцина?

Вау я не нашла никаких данных.

Как долго наблюдались дети, получившие вакцину?

Вау, не знаю.

Но я знаю, что для того, чтобы спасти ноль детей от эпидемического ущерба, FDA США, а затем и Министерство здравоохранения Израиля готовы отклониться от принятых правил регулирования, одобрить за кратчайшие сроки испытаний и предоставить успешную вакцину для каждого.

Я слышала, что в ближайшие месяцы вакцины будут доставлены, и вы, премьер-министр, уже думаете, как заставить всех нас пройти вакцинацию и какие санкции будут введены.

Жаль, что вы не спросили меня, прежде чем купили миллионы вакцин. Моя логика, и вы не должны со мной соглашаться. Что для того, чтобы спасти ноль детей в год, я не хочу рекомендовать никому из родителей в мире причинить вред  своему ребенку и вложить в него материал, который на самом деле не был проверен на детях правильно и  долго.

Потому что предположим, что через несколько недель или месяцев мы внезапно увидим ущерб, нанесенный детям, получившим вакцину – что мы тогда скажем? Ну хоть мы ноль детей спасли?.

Доктор Шур – педиатр, мать четырех дочерей.

Вам будет интeресно: