700 швейцарских врачей и работников здравоохранения: “требуют моратория на мРНК и ДНК вакцины”

(15.01.2021) Доктор Филипп Сегессер, врач кантона Во, является лидером коллектива из 700 врачей и медицинских профессиональных работников, требующих моратория на вакцины с мРНК  и ДНК.

Interview du Dr Philippe Saegesser - Issuu
Доктор Филипп Сегессер.

Интервью с доктором издания швейцарского издания illustre.


– Зачем пытаться прервать кампанию вакцинации, которая только началась и вселяет столько надежд?

– Филипп Сегессер: По множеству причин. Во-первых, потому что мы считаем, что времени, потраченного на разработку этих вакцин в результате новых процессов, было недостаточно, чтобы гарантировать их безопасность. Были мобилизованы беспрецедентные средства, в то время, пока мы все еще ждем лекарства от малярии и СПИДа. Однако, даже имея миллиарды, нельзя выиграть время, чтобы гарантировать, что эти продукты не вызывают серьезных побочных эффектов в среднесрочной и долгосрочной перспективе. Некоторые сосредоточены на скорости, а мы- на опасных последствиях.

– Просьба о введении моратория ставит под сомнение разрешения, предоставленные органами здравоохранения, в данном случае Swissmedic, которые утверждают, что внимательно оценили соотношение польза/риска …

– На основе чего мы можем сказать, что соотношение польза / риск благоприятное, когда впервые в истории человечества используются вакцины с информационной РНК (мРНК)? Если эти вакцины настолько безопасны, почему производители, которые их производят, потребовали и добились снятия с них всякой ответственности в случае возникновения проблемы? Помните, что вакцина – это профилактическое средство от инфекции. Люди, которые его используют, не больны. Таким образом, мы считаем, что, учитывая открытие вопросы, которые ассоциированы с этими средствами, незаконно, и неэтично идти на риск, когда есть потенциал для значительного прогресса в лечении на ранней стадии.

Если эти вакцины настолько безопасны, почему производители, которые их производят, потребовали и добились снятия с них всякой ответственности в случае возникновения проблемы?

Доктор Филипп Сегессер.

– Технология РНК успешно применяется в онкологии, что позволяет значительно продлить жизнь людям с некоторыми видами рака …

– Верно, и мы этому очень рады. Но в этом случае соотношение польза / риск – благоприятно. Проведение генного лечения предположительно смертельно больного или здорового человека – принципиально разный подход.

– Ваше обращение также распространяется на вакцину, производимую АстраЗенека?

– Совершенно верно. Это не мРНК-вакцина, а ДНК-вакцина. Вектор, позволяющий проникать в клетку, представляет собой деактивированный аденовирус (по определению ДНК), в который была вставлена ​​часть генетического материала вируса SARS-CoV-2 (РНК-вирус), преобразованная в ДНК. В зависимости от количества вакцинированных людей это открывает потенциальный риск появления новых рекомбинантных вирусов.

– Какие именно требования вы предъявляете к вакцинам?

– Отсутствие перспективы перед лицом возможных негативных последствий. Что мы знаем о возможных реакциях вакцинированного организма на сам вируса? Что мы знаем о заразности вакцинированного человека, который является носителем вируса? Какова продолжительность охвата вакцинацией? Мы не знаем. Кроме того, через год, после начала этого кризиса нам еще не известные точно механизмы, которые приводят к развитию тяжелой формы болезни. Получение безопасного и эффективного средства это то, с чего мы должны были начать, прежде чем приступить к безумной гонке за вакциной.

– Но последнее олицетворяет надежду на скорейшее возвращение к нормальной жизни…

– Мы можем только согласиться с этой точкой зрения. Но говоря об этом, если мы не говорим о больных людях, это не вирус, а некоторые меры, несущие гораздо больше вреда потому, что их эффективность никогда не была доказана.  На данном этапе наши власти не говорят о том, что мы будем «выпущены». Когда мы оцениваем неопределенность, которой эти технологии вакцин нас подвергают, вполне законно задаться вопросом, действительно ли соотношение между риском и пользой является благоприятным и стоит ли найти лучший способ распределения огромных  вложенных ресурсов. Комбинация погони за прибылью и объявленной целью трансгуманизма мутит сознание и вызывает важные вопросы.